Диалоги

Сергей Белик: «Всё мировое искусство сейчас никуда не движется». Часть 2

14002333_1252017958176292_5941045_o

Напомним, что неделю назад мы публиковали «Часть 1». В ней речь шла об успехе групповой экспозиции одесситов Сергея Белика и Олега Димова в Харькове и Киеве. Когда мы затронули вопрос: «А почему в Одессе художник никому не нужен?», — в разговор активно включился Сергей и рассказал о своём опыте жизни в США, о том, что происходит с искусством, и в целом представил взгляд поколения, которое больше не склонно поддерживать оптимизм молодёжи.

В Одессе искусство не продаётся. Это мы выяснили. Но что, если использовать этот город в качестве первой площадки для раскрытия своего потенциала, а уже после ехать за коммерцией в другие города. Как художникам привлечь спонсоров для своих выставок здесь?

Сергей Белик: Спонсоры — это, как правило, люди общественные, люди, которые участвуют в жизни социума. А искусство является основной составляющей этой жизни. Спонсоры втягиваются в искусство, чаще всего, из-за обязательства, чем по желанию: раз ты член общества, на тебя должны смотреть не как на производителя, например, танков или самолётов, а как на интеллигента. Для этого люди жертвуют на искусство колоссальные деньги. В Украине тоже так было принято, особенно в 2000-е годы. Меценаты откликались и спонсировали разные акции. Сейчас это угасло в силу разных обстоятельств и отсутствия внутренней культуры в том числе.

Получается, художник сам не настолько интересен обществу без мецената, которого что-то заставит вывести этого художника в свет? У него самого нет шансов, получается?

Сергей Белик: У нас художники сейчас на свой страх и риск вкладывают последние копейки в реализацию своего искусства, в раскрутку, всё, в основном, за свой счёт.

И получается?

Сергей Белик: Конечно, у нас же происходят выставки, события. Но это единицы, о массовости тут речи не идёт.

933984_588107141228006_1158959623_n

Открытие первой групповой выставки объединения Gruрра — «Contemрorary Рhoto»

В какую сторону движется одесское искусство сейчас?

Сергей Белик: Вообще всё мировое искусство сейчас никуда не движется. Сейчас межвременье: мировая цивилизация пришла не то что в тупик, но на развилку. Вот были мировые войны — они произошли не спонтанно — общество подошло к своей развилке, надо было делать очередной цивилизационный шаг, и он совпал с военизированным состоянием. Сейчас по всему миру вот это военизированное состояние — мир, как и накануне мировых войн, озлобляется, он двигается назад. Озлобленность не даёт человеку двигаться вперёд к цивилизационному развитию, а отправляет назад в животное состояние. А искусство тоже оказалось в этой раздвоенности движения.

То есть это момент, когда искусство может поддержать то самое человеческое, но оно пока стоит на месте?

Сергей Белик: Не то, что поддержать — искусство не может дать человечеству интеллектуальную, эстетическую направленность, поскольку ему это не надо сейчас. Оно это не примет. Человечество, можно сказать, болеет, и давать ему, условно говоря, вино или жаркое нельзя — ему нужен бульон, лекарства, чтобы он выздоровел.

И что можно считать лекарством?

Сергей Белик: Не знаю, пока оно ничего не требует. Человечество должно переболеть. Организм должен перебороть болезнь.

Но ведь в среде искусства всё равно что-то происходит, хотя бы точечно…

Сергей Белик: Художник — личность творческая и работает, по большому счёту, для себя. Для общества работает оформитель, дизайнер, человек прикладного искусства, а настоящий творец — только для себя.

Люди в принципе все одинаковы, в том числе и художники. Именно через художника вся человеческая информация проходит, через его идеи они присущи и всем остальным. Художник является передовой клеткой организма общества.

Кстати, интересный вопрос про передовых художников. Есть сейчас, на ваш взгляд, люди, которые остаются непонятыми для современиков?

Сергей Белик: Сейчас искусство носит немного другой характер. Такое экспериментальное, которое было непонятным, осталось в 20 веке. В 19 веке тоже были непонятные художники, но единицы. Рембрандт, скажем, был передовым. Но в основном они работали в русле общего эстетического состояния. А 20 век — это век модернизма, передового искусства. Вот это «передовое» и было малопонятно. Но всё общество стремилось к модернизации и всё было непонятно: самолёты, вертолёты, подводные лодки, химия, физика — всё было новым. Поэтому к искуссству относились лояльно.

Теперь оно вернулось на формы не революционно-передового, а актуального — то, что нужно обществу как информация. Сейчас модернизации в мире нет. Это слово употребляется, но изменяются нынче не формы, а содержание, это век информатики. Цивилизация информативная питается смыслом, содержанием, поэтому художники теперешнего времени создают искусство, которое, в первую очередь, передаёт содержание — оно называется contemporary, актуальное.

То есть в принципе сейчас впереди тот, кто лучший рассказчик?

Сергей Белик: Относительно, всё-таки рассказ должен быть интересным, актуальным, глубоким, насущным, но обязательно передан соответствующим языком. Это как в литературе: что будет, если напечатать Достоевского языком журналиста в газете? Вот поэтому содержание ещё нужно положить на художественный язык.

Давайте поговорим о вашем совместном творчестве. Вы уже три года работаете вместе?

Олег Димов: Мы познакомились с Сергеем где-то пять лет назад: он пришёл ко мне на первую фотовыставку в тогда ещё недавно открывшуюся галерею «Аурум». Полагаю, он увидел в моих работах некую созвучность с его творчеством и его идеологией. А сотрудничать мы начали спустя два года.

Примерно тогда же мы создали творческое объединение «Gruppa». В него входили Сергей Белик, Дмитрий Евсеев и я. Первой групповой выставкой стал фотопроект «Contemporary Photo» — экспозиция фотографий метровых форматов. Мы её открыли в период Одесского биеннале в параллельной программе. У нас тогда была большая студия, в ней прямо и организовали выставку. Это был, так сказать, выставочный старт нашей группы. А за ним пошли уже все остальные проекты — одесские, харьковские, киевские.

1391754_605402756165111_1696399400_n

Слева направо: Сергей Белик, Дмитрий Евсеев, Олег Димов, Игорь Варешкин

Стараемся соответствовать выбранной концепции. Но в Украине нелегко работать и быть востребованным с нашими темами.  В Киеве все привыкли к раскрученным именам, с которыми удобно работать. Галеристы и кураторы в основном реагируют на остросоциальные или же локальные проблематики. Когда же предлагаю поработать с темами отвлечёнными от украинского контекста, глобально-философскими проблематиками, то получаю отказ или же слышу примерное: «это не ясно», «не чётко», «не остро». Из-за этого сложно.

Какие перспективы у вашей деятельности?

Олег Димов: Мы уже несколько лет работаем над выводом проекта за пределы Украины, чтобы представить наших художников, нашу страну зарубежом. У нас есть возможность сделать в Нью-Йорке большую выставку одесских художников. Но для этого нужна поддержка и спонсоры.

Вы проводите встречи в этой мастерской?

Олег Димов: Да, каждую среду я инициирую собрания в мастерской. Приглашаю, в основном, творческих людей. Это и художники, и музейные работники, и арт-дилеры, и люди, которым интересно искусство. Общаемся на различные темы: и искусства, и философии, и религии, и политики…

Хочется, организовывая такие встречи, коллективно создавать и реализовывать новые проекты.

Вот если бы нам привозили каждую неделю нового европейского художника и показывали всем, это развило бы какой-то вкус у среднего украинца?

Сергей Белик: Человек должен развиваться в комплексе. На западе тоже далеко не всё общество ходит на выставки. 90 % населения не развивается в плане искусства. У них огромное количество галерей, но в 99 % из них выставляется традиционное искусство, салонное, так скажем. А авангард, актуальное искусство практически не выставляется. Это в мире, а здесь и говорить нечего.

Раз уж мы перешли к теме запада: как вы попали в США?

Сергей Белик: Сделал выставку там в 2000-м году. Моими работами заинтересовались, и удалось делать по 2–3 выставки в год.

Где интереснее работать — здесь или где-то за рубежом?

Сергей Белик: Художник всё равно находится в мастерской, поэтому ему почти одинаково, где работать. А когда выходишь, конечно, попадаешь в среду, где тебе интересно. В этом плане интересно там.

А как же «Одесса — город вдохновения»?

Сергей Белик: Это всё лирика уровня Жванецкого. Я был во многих местах на разных континентах. Меня вдохновляет Америка — очень энергичная и умная страна. И самый для меня комфортный город — Нью-Йорк.

Возьмём Париж, например. Фантастический город, весь мир сходит по нему с ума. Я жил там однажды месяца три и просто изнывал от тоски. Первый месяц ещё как-то держался, а потом стало просто неинтересно. Дело в ритме города. Сначала это не чувствуется для туриста. Когда немного привыкаешь, переходишь на внутренние ощущения. Эти ощущения в Париже и во Франции вообще очень скучные. А вот апофеоз скуки — это Амстердам. В то же время в Нью-Йорке я жил годами и ни дня не скучал. Общение, друзья, встречи — всё это было в том же объёме, что и в Париже, но энергичность этого города не идёт в сравнение с Парижем. Это внутренняя мистика Нью-Йорка.

Таким состоянием и различаются между собой все города мира. Вот чем, например, отличается Россия от всего остального мира? Агрессией. Как только выходишь из самолёта или поезда, начинаешь чувствовать опасность. Причём в Питере, может быть, даже больше, чем в Москве. Помните, как изображает Петербург Достоевский? Это болезненный город, и болезнь активная и агрессивная, а не вялая простуженность. Я прожил в Петербурге года два, учился там и знаю этот город изнутри. Это серость и аморфность, холодная мраморность. Даже в Москве всё гораздо ярче и зеленее. А вернуться из Питера в Одессу — это всё равно что провести несколько дней в холодном и сыром подвале, а потом выйти на улицу в тёплый весенний день.

 

Примерно так закончился наш разговор. Дуэт одесских художников ярко представил две противоположные позиции: Олег Димов считает, что художественная активность есть, на ряду со сложностями хватает и позитивных моментов, а вот Сергей Белик, размышляя о глобальном контексте искусства, приходит к выводу, что о его развитии речи сейчас не идёт. И эти позиции двух поколений выходят далеко за пределы только мировоззрения культурных деятелей — они отражают настроения общества в широком спектре.

Самое читаемое

To Top
Download Premium Magento Themes Free | download premium wordpress themes free | giay nam dep | giay luoi nam | giay nam cong so | giay cao got nu | giay the thao nu