Литература

Одесса через 40 лет: Каждому по делам его

kazhdomu-po-delam

Организаторы литературного конкурса «Одесса–2056» Евгений Деменок и Всемирный Клуб Одесситов совместно с «Двором культуры» представляют рассказы 9 участников, которые попали в шорт-лист.

В рамках спецпроекта мы познакомим вас с тем, какой Одессу видят писатели спустя 40 лет: город победивших технологий, город небоскрёбов, город-руина, город-эксперимент — девять версий будущего. Проверьте, есть ли среди них ваша?

Предыдущий рассказ Светланы Колесник и Андрея Бочарова «Обратная сторона жемчужины».

Сегодня мы публикуем произведение Татьяны Философ «Каждому по делам его, или Прогулки по Одессе будущего». Татьяна родилась в Одессе в 1973 году. В 1990 году окончила среднюю школу № 38, в 1995 году — Одесский Политехнический (тогда ещё институт). Копирайтер, рерайтер и технический писатель, мама двух одесситок.

КАЖДОМУ ПО ДЕЛАМ ЕГО, или ПРОГУЛКИ ПО ОДЕССЕ БУДУЩЕГО

Часть 1. Какое оно — будущее?

— Говорят, что на новом генеральном плане нас таки нет, — Стас был мрачен. Впрочем, мрачным он бывал большую часть времени. — Снесут…

— Слушай, вас уже который год сносят! — Алексей постарался ободряюще  улыбнуться. Стас воспринял его улыбку по-своему.

— Ничего смешного, между прочим! Раз уж на генплане — так теперь точно снесут!

— Ну, может, оно и к лучшему.

Насколько Стас был пессимистичен, настолько же Леша всегда пытался видеть в любом событии самое лучшее. Он и в самом деле считал, что новая дорога в некотором объеме поможет решить проблемы с пробками в центре города.

— Что — к лучшему? — раздраженно поинтересовался Стас, достал из кармана зажигалку и принялся вращать ее в пальцах. Он бросал курить, и это еще сильнее усиливало его природную раздражительность. — Запрут куда-нибудь на Поскот… Как я потом буду на работу добираться?

— Ну, так купишь машину — и будешь по новой трассе ездить, — пошутил Леша, — Пробок-то не будет…

Стас саркастически хмыкнул, после недолгого молчания вздохнул:

— Родители всю жизнь в частном доме прожили. Как мать на этажах будет — ума не приложу!

— Ой, ну, продашь их квартиру и купишь им домик где-то недалеко от Одессы. Им-то на работу не ездить!

— У тебя так все просто! — Стас со стуком положил зажигалку на столик.

У Леши на языке вертелось: «А у тебя так все сложно!», но он решил промолчать.

Друг и в самом деле любит усложнять. Некоторые «предвидят» проблемы, которые, возможно, никогда и не возникнут, и заранее пытаются просчитать возможности их решения, Стас же заранее уверен, что они будут неразрешимы. Но не ссорится же с другом из-за такой… ну, скажем так, особенности его характера. Зато друг он настоящий. Надежный. С таким можно спиной к спине, ежели что. Только главное — не слушать, что он при этом, спиной-то стоя, нудить начнет. Эх, вот бы сейчас разговор на какую-то другую тему перевести! Только почему-то ничего в голову не приходило.

Стас, похоже, и сам понял, что нужно сменить тему разговора.

— А сам-то что? Где уже с утра успел побывать?

Леша оживился.

— Ходил на акцию. Забор сносили…

Леша с удовольствием рассказал бы и дальше, но Стас, поморщившись, махнул рукой:

— Эх, и не лень тебе фигней страдать! Сегодня снесли, завтра снова построят. Баблосики заплатят кому следует — и построят.

Леша упрямо поджал губы.

— Пока есть люди, которым не все равно, что будет с их родным городом — не построят! А если все будут, как ты, только отмахиваться — дескать, все равно ничего не сделаешь, так и стараться не надо, — так все вот так вот и будет…

Они снова замолчали. Каждый считал, что прав именно он. Этот их спор время от времени вспыхивал на протяжении тех долгих лет, что они дружили. Стас всегда считал, что от них ничего не зависит, а стало быть — не стоит и «рыпаться». Леша по молодости был уверен, что от них зависит все, с возрастом пришло понимание, что на некоторые вещи он все-таки не может повлиять. Но — хотя бы должен попытаться!

— Давай еще пива возьмем, — примирительно сказал Стас.

Леша согласно кивнул. Пиво и в самом деле было замечательное. Он стал искать глазами официантку, которая их обслуживала, но вдруг понял, что абсолютно не представляет себе, как она выглядит. Впрочем, какая разница? Все равно кто-то подойдет и обслужит — в этой кафешке все «на уровне».

Заметив его взгляд, к столику подбежала рыжая девушка в фирменном переднике, похожая на солнышко. Стас попросил пиво и, снова начав крутить в пальцах зажигалку, вздохнул:

— Хорошо еще, что мы пятьдесят лет не протянем. Да и сорок тоже.

— Я лично протяну, — с улыбкой запротестовал Леша. — Какие наши годы-то?

— Ну-ну, — Стас скептически усмехнулся. — Хотя — ты-то, может, и протянешь…

— Намекаешь на то, что дураки живут дольше? — улыбнулся Алексей. Позволь он произнести эту фразу Стасу (а в том, что друг собирался сказать именно это, он не сомневался — в конце концов, они дружили уже больше двадцати лет и могли понять друг друга с полуслова) — придется обидеться, да и Стас сперва ляпнет, а потом будет чувствовать себя неловко и стараться загладить свою вину. А так — он сам пошутил, поулыбались, и инцидент исчерпан.

— Так почему ты считаешь, что будет хорошо, если мы не доживем?

— А ты представляешь, во что превратится Одесса спустя сорок лет? Понапихают небоскребов в центре города, загадят все, что только можно. Вон, я когда-то давно читал, что насыпные острова собираются делать напротив Лузановки, чтобы мост построить — представляешь, сколько мусора будет плавать? В море зайти нельзя будет! А Хаджибей? Там тоже, говорят, кто-то планировал остров насыпать и построить какой-то Диснейленд, что ли… Вместо рыбы можно будет пивные банки ловить и окурки сачком собирать. Куяльник уже почти сдох… Скоро проехать нельзя будет — вонять станет. Побережье застроят…

— Ничего подобного! — Алексей, рассердившись, отставил свой бокал с пивом в сторону. — Уже и сейчас делается много хорошего!

— Делается, — Стас растянул губы в саркастической ухмылке. — Деревья на склонах выкорчевываются, а вместо них строят… всякую фигню. А дальше только еще похлеще станет!

— Ну, чтобы деревья не выкорчевывали — на то и нужно… гражданскую позицию нужно иметь! И отстаивать ее!

— Да до одного места все ваши митинги. Кому надо — все равно построят, где захотят. Вон, понапихали в Аркадии магазинов…

— Слушай, я вон на Майорку ездил, там тоже вдоль пляжей магазины есть, ну и что? Человек должен иметь возможность накупаться в свое удовольствие, а если есть захотел, или спортом позаниматься, или купить сувениры какие-то — то найти все, что ему нужно, прямо тут. А не переться ради кепки или очков солнцезащитных в центр города! Просто все цивилизованно должно быть!

Леша потихоньку начал входить в раж. При этом он обычно начинал формулировать свои мысли гораздо более путано, чем обычно, знал за собой эту особенность — и ничего не мог поделать.

— Чтобы не мусорили! И растительность, конечно, сохранить надо! Но надо так, чтобы удобно… И я верю, что так и будет! В конце концов если все, кто любит родной город…

— Угу. Прям так «все как один поднимутся» — и чего-то добьются. Ерунда все это! Вон оперный театр во что превратили! На елку новогоднюю похож!

— Почему это? — не понял Алексей.

— А подсветка эта! Ни к селу, ни к городу.

Леше и самому казалось, что разноцветная подсветка не слишком подходит к стилю, в котором построено здание театра, но сейчас он промолчал — просто чтобы не согласиться со Стасом.

— Понастроят высоток, квартиры продадут, а потом это все в море сползет, начнет рушиться — так и оставят, сносить, небось, дорого будет. Так что потомкам нашим и к морю-то спускаться сложно будет. Построят какую-нибудь подвесную дорогу для крутых, сделают платные пляжи…

Леше нестерпимо захотелось вмазать другу по носу. Прямо аж руки зачесались. Он сжал кулаки — не драться же, в самом-то деле! Им уже давно не по пятнадцать лет!

В этот момент возле столика снова возникла давешняя рыженькая официантка с еще парой бокалов пива.

— А хотите знать, что на самом деле будет в Одессе спустя сорок лет? — спросила она, ставя бокалы на столик. — Только честно? Или вам просто нравится сидеть и спорить?

Друзья уставились на нее. Но странная девушка с огненно-рыжим «хвостиком» и веснушчатым лицом, похоже, не шутила.

— Я бы хотел, — решился Алексей.

— Даже если реальность не будет совпадать с вашими мечтами?

— Все равно! — Алексею уже стало любопытно. Неужели эта девочка и в самом деле может показать, что будет через сорок лет?

— Ты придурок, — изумленно выдохнул Стас. — Тебе нужно меньше фантастики читать! Ты что, и в самом деле считаешь, что такое возможно?!

— А чем вы рискуете? — повернулась к нему рыжая официантка. — Я же с вас денег за это не прошу.

— Подсыплет чего-нибудь и обворует!

Леше стало стыдно за друга.

— Не обращайте на него внимания, — он неловко улыбнулся официантке. — Он у нас просто очень недоверчивый. Не обижайтесь, пожалуйста!

Девушка улыбнулась, продемонстрировав белоснежные крупные неровные зубы. Эта улыбка, такая открытая и даже, пожалуй, детская, обезоружила Стаса.

— Пожалуй, я тоже… попробую, — сказал он осторожно, проклиная себя за собственный идиотизм. Надо же! Ну, от Леши и ожидать другого трудно было, но вот он — такой уравновешенный, скептичный — как он согласился на такую авантюру?! Девица — явно мошенница…

В этот момент он вдруг понял, что сидит за столиком один — Леши напротив не было. Куда это он подевался?! И девица — ее тоже нет! В эту секунду ему нестерпимо захотелось зевнуть, что он и сделал. А когда его глаза раскрылись, оказалось, что он сидит за столиком на незнакомой улице.

Часть 2. Стас

Он сидел за столиком в каком-то явно незнакомом месте. Машинально Стас потянулся к карману. Портмоне на месте. А в портмоне что? Не обобрали? Все деньги, кредитки и скидочные карточки оказались на месте, кроме того, там обнаружилось еще что-то твердое, завернутое в бумажный листок. На листке крупным детским почерком было написано: «Расплачиваться этой картой».

Стас повертел головой, пытаясь определить, где он находится. Если честно, родной город Стас знал не слишком хорошо. Работа, работа и еще работа — выбираться в центр было попросту некогда. К тому же на что там смотреть-то? На мусор, который остается после праздников?

Вроде что-то знакомое… Или нет?

— Не подскажете, как пройти на Дерибасовскую?

— Вот по этой улице вперед идете — и прямо в Дерибасовскую и упретесь. Тут недалеко — всего три квартала.

Странно… Тогда что это — Екатерининская? Пушкинская? Какой скотине пришло в голову застраивать центр города высотными домами?! Нет, конечно, прогресс не остановишь, облик городов меняется, но центр?!

— Не подскажете, что это за здание?

Молодой парень, к которому обратился Стас, одетый, кстати сказать, в обычные джинсовые шорты и порядком растянутую белую футболку (ну, хоть в этом-то ничего не поменялось!), кивнул:

— Паркинг построили. А то буквально пару лет назад в городе проехать нельзя было! Машин — до фига, в центре у нас пробки почти круглосуточно были!

И действительно, сейчас на проезжей части никаких машин не стояло. Что ж, и это хорошо. Но снести исторические здания, чтобы построить паркинг… Ну, ладно, может, и не такие уж они исторические были, но все равно…

Хоть Стас и привык всегда ожидать худшего, сейчас он расстроился. Ну, посмотрим, что там на Дерибасовской, Соборке, Садовой…

Центр города опечалил еще сильнее. На месте бывшего дома Руссова высилось многоэтажное здание — возможно, само по себе и красивое, но никак не вписывающееся в общую картину. Дом, в котором находилось греческое консульство, начал рушиться… Вместо Пассажа возвели вообще какую-то нелепицу… Какой-то аляповатый микс из рококо и модерна. Кто-то посчитал, что так будет выглядеть лучше?

Безумно захотелось курить. Стас похлопал себя по карманам, но заветной пачки не обнаружил. Через секунду он вспомнил, как выложил ее на столик в кафе — сорок лет назад. Раздражение усилилось еще больше. Куда еще отправиться? На Поскот? На Таирова? Там и сорок лет назад, в его настоящем, смотреть было не на что, и уж тем более не на что — сейчас, когда весь центр перепортили…

В общем-то, большого выбора у него не было. Куда еще может пойти одессит, если не к морю? Особенно если у него паршивое настроение…

Впрочем, «поход» к морю испортил ему настроение еще сильнее. Конечно, Стас так и думал, что все «загадят и изгадят», но чтобы до такой степени — он даже не мог предположить. Ему бы на такое просто воображения не хватило.

Гостиницы стояли практически на самых склонах. Ладно, «съедет» все вниз вместе со склонами — хозяев не жалко, сами знали, на что шли. А если постояльцы пострадают?!

«Облагороженная» трасса здоровья почти лишилась своих деревьев — их место заняли магазины и магазинчики. Казалось, не торгуют здесь только приезжие. Последних, правда, было немало, и Станислав сердито подумал, что Леша с его вечной способностью видеть во всем только лучшее обязательно сказал бы, что раз в Одессу приезжает столько отдыхающих — то это уже хорошо.

Почти все пляжи оказались платными. Муниципальных было мало, и все они оставляли желать лучшего: покосившиеся душевые кабинки, странного вида лежаки. Нет, понятно, что тот, кто приехал отдыхать, заплатит деньги и получит сервис высшего уровня. Но что, жители города — люди второго сорта, что ли? Конечно, если все услуги можно получить на муниципальном пляже «задаром» — никто не пойдет на платный, но ведь можно найти какой-то компромисс!

Туалеты тоже оказались платными, но, по крайней мере, никакого неприятного запаха не распространяли. Впрочем, и это не смогло порадовать Стаса — безумно хотелось курить, а во многочисленных киосках, «украшавших» побережье, продавались исключительно снэки, прохладительные напитки и мороженое. «Вот это Лешке точно понравилось бы», — зло подумал Стас: Алексей многократно «намекал» другу, что давно пора бросать портить свои легкие. А уж на море или в парке люди с сигаретами его раздражали так, как, пожалуй, не раздражало больше ничего.

Поразмыслив, Станислав решил зайти в кафе, из которого аппетитно пахло жареным мясом. Хоть что-то хорошее в этом новом жутком городе…

Стас достал портмоне, но кредитки внутри не было. Может, переложил? Он полазил по другим карманам, но было очевидно, что ее нет. Сперли. При этом портмоне почему-то не украли. Может, сейчас портмоне никто не таскает с собой, поэтому воры и не посчитали нужным брать «то, не знаю что»? Но что же ему теперь делать? В чужом, по сути, городе, без денег, без знакомых? И без возможности вернуться обратно…

Стас почувствовал, что у него кружится голова. Никогда с ним не происходило ничего подобного, и дело вовсе не в путешествиях во времени: просто он всегда старался предусмотреть ВСЕ. Предусмотрел, называется… Вот застрянет здесь навсегда — и что? Бомжем становиться? Ни документов, ни денег…

Мужчина прикрыл глаза, и в этот момент ему показалось, что ноги отрываются от земли. Перед глазами начало вращаться что-то разноцветное, но Стас даже не успел подумать, что это такое странное с ним происходит, как вдруг почувствовал под собой твердое сиденье. Открыв глаза, он обнаружил себя все в том же кафе. Только вот Алексея напротив по-прежнему не было.

Вот интересно — было это все на самом деле? Или он просто на минутку задремал, и ему все привиделось? Странный сон…

Машинально он протянул руку к тарелке с фисташками и наткнулся на листок бумаги в клетку — точно такой же, как и первый, в который была завернута кредитка.

«Обсудите свои впечатления с Вашим другом», — было написано там, — «Вполне возможно, что вас ждет сюрприз».

Какой еще сюрприз?! Кажется, на сегодня уже сюрпризов достаточно. Стас с непонятной ему самому злостью смял листок. Что же, посмотрим, что скажет Леша, но что обсуждать-то? Он, Стас, оказался прав — за полвека город основательно загадили, и ничего хорошего там нет. Ну, не считая  всяких технических «наворотов», но было бы странно, если бы за четыре десятка лет никакого прогресса не случилось. А в целом… Было хреново, а стало еще хуже.

Как ни странно, никакого удовлетворения от того, что он оказался прав, Станислав не испытывал. Взгляд его упал на пачку сигарет. Закурить, что ли? Он уже было потянулся за сигаретой, но вдруг понял, что курить ему совсем не хочется. Мало того, запах табака почему-то показался таким противным… Закодировали его, что ли?

Стас сунул в рот фисташку, и в этот момент напротив него возник Алексей. И лицо у него было поразительно довольным.

Часть 3. Алексей

«Я тоже попробую», — услышал Алексей краем уха и открыл рот, чтобы удивиться: как это так, такой осторожный Стас — и вдруг решился? Причем сразу после того, как девушку оскорбил? Но задавать вопрос оказалось некому — никакого Стаса рядом не было и в помине. Как и девушки-официантки, да и самого кафе — Алексей стоял на булыжной мостовой какой-то смутно знакомой улицы. Где это он, интересно, и как попал сюда? Неужели девица и вправду не обманула, и он просто перенесся во времени на сорок лет вперед?

— Ты, братец, остолоп, — весело обратился он сам к себе. — До какого возраста будешь в сказки верить?

Но почему-то так хотелось считать, что девушка-официантка не обманула, и сейчас действительно две тысячи пятьдесят шестой! Спросить бы еще у кого… Впрочем, как он сам отреагировал бы на человека, интересующегося тем, какой на дворе год?

Мимо процокала девушка на высоких каблуках. Вроде такие же, как и… где? В его времени? С чего он все-таки взял, что перенесся в будущее?

— Молодой человек, вас что-то беспокоит? — фраза была произнесена с таким акцентом, какой можно услышать только в фильмах о старой Одессе… или — на Молдаванке. Неужели за столько лет не растеряли?

— Забыл, какой год на улице, — Леша улыбнулся. — Не подскажете?

Старичок внимательно уставился на него и покачал головой.

— Ай-яй-яй, молодой человек! В такую жару таки надо прикрывать голову, чтобы ее не напекло!

Дедушка еще раз покачал головой и зашагал прочь. Ну, и что делать? Искать, где журналы продаются, что ли? Там-то уж точно год напечатан будет…

Мимо процокала еще одна молоденькая девчонка — верхняя губа накрашена оранжевой помадой, нижняя — малиновой. Нет, кажется, так сегодня девушки не красятся… Хотя — черт его знает!

Он проводил девушку взглядом — ноги того заслуживали, а потом его глаза «споткнулись» о мемориальную табличку на стене дома: «Здесь в период с 2037 по 2044 годы жил и работал выдающийся физик…». Фамилию Леша читать не стал. Главное, что все — правда! Он и в самом деле попал на сорок лет вперед! Ну, может, не на сорок, но — на много! И значит — нужно успеть увидеть как можно больше — пока его отсюда не «выкинет» обратно.

С чего бы начать? Пожалуй, надо сначала определиться, где он находится. А то получится как в старом анекдоте: «Подскажите, на что мне сесть, чтобы попасть на Дерибасовскую?» — «Садитесь на попу, молодой человек, вы уже на Дерибасовской!». Так, улица Бардаха. Фамилия Леше была знакома — он интересовался историей родного города и знал, что так звали врача, создавшего при содействии графа Михаила Толстого скорую помощь — первую в Российской империи, — и 26 лет ею руководившего. Бардах же создал в городе и первую бактериологическую станцию, основал кафедру микробиологии при Университете. Но — по какой-то причине так и не удостоился того, чтобы улица в городе, для которого он так много сделал, носила его имя. Вернее — наконец-то удостоился! Только вот — где это? Мостовая — булыжная, стало быть — центр? Тогда — фигово: сколько уже можно переименованиями заниматься! С другой стороны — булыжник гладкий и очень аккуратно уложен…

— Не подскажете, как мне проехать на Дерибасовскую? — поинтересовался Алексей у проходившего мимо парня в полосатой футболке.

— Смотрите: вон там остановка монора. Видите? Он идет прямо в центр. Там немножко пройтись надо будет.

— А другой транспорт какой-то?

Парень качнул головой:

— Нет, в центр автотранспорт не ездит. Максимум — до старого вокзала.

— Ой, вы извините, но я сам в вашем городе ни разу не бывал. Мама моя бывала, рассказывала подробно. У вас что — вокзал новый?

Парень с подозрением уставился на него.

— Разумеется. Кто ж сейчас вокзалы в центре города оставляет? Его за город вынесли. С учетом того, сколько к нам народу приезжает, это и правильно. Я-то сам не помню, но говорят, у старого вокзала аварии часто случались, и подъезжать неудобно было…

Парень замолчал и принялся переминаться с ноги на ногу — видно, торопился, но не хотел оказаться невежливым в глазах приезжего.

Алексей поблагодарил парня и отправился на остановку неведомого «монора», оказавшегося поездом — или трамваем? — передвигавшимся по монорельсовой дороге достаточно высоко над землей. Настолько высоко, что в окно Алексею было хорошо видно все, мимо чего они проезжали. Насколько он понял, ехали они со стороны поселка Таирова, но насколько же все здесь изменилось!

Высотные дома, нет, не дома — целые комплексы — просто утопали в зелени деревьев. Машин около домов видно не было — может быть, наконец-таки стали строить подземные паркинги? А то друзья Алексея недавно — ну, то есть недавно в той, его, реальности, — купили на Таирова квартиру в новострое, так в гости к ним ездить оказалось весьма проблематично, поскольку припарковаться было попросту негде…

Мимо окна что-то промелькнуло. Алексей попытался присмотреться, но так и не понял, что это было. Но однозначно — что-то крупное. Как летающие штуковины (он уже позабыл, как они точно назывались) из фильма «Гостья из будущего». Неужели и в самом деле — придумали?!

Стоп! А ведь за проезд, наверное, надо платить! А чем, спрашивается? Машинально Леша сунул руку в карман. Портмоне на месте, но ведь деньги, наверное, сейчас используются другие? А это что такое? «Расплачиваться этой картой»… Кредитка? Интересная какая…

Вслед за другими выходящими пассажирами он сунул карточку в прорезь устройства около выхода. Чтобы что-то блокировалось — он как-то не заметил, но почему-то никто не попытался выскочить, не заплатив.

— Извините пожалуйста, я из другого города… Вы не подскажете, ведь не блокируется ничего? На выходе? Я просто не заметил, чтобы кто-то попытался «зайцем» проехать…

Женщина, к которой он обратился, посмотрела на него, как на идиота.

— Деньги, которые мы платим за проезд, идут на содержание транспорта. Кому же охота в грязном или поломанном ездить?

— И что, вот прямо вот все такие сознательные?

Женщина усмехнулась:

— Ну, школьники по закону бесплатно ездят. Молодежь, бывает, не оплачивает, да что с них возьмешь, возраст такой. Повзрослеют — поумнеют.

Леша несколько обалдел. Он сам всегда смотрел в будущее оптимистично, возможно, даже чересчур оптимистично (по крайней мере, так считали все его друзья), но чтобы такое… Прямо таки — возьмут, и поумнеют? Все, как один? В его детстве на улицах еще стояли телефоны-автоматы, и большинство из них было без трубок — их «с корнем» выдирали подростки, а то и те, кого даже юношами назвать было сложно. А исписанные стены в подъездах и в лифтах? И хорошо еще, если исписанные, а не описанные… Неужели вот прямо все стали такие сознательные?! Нет, скорее всего, все происходящее ему просто снится…

Конечная оказалась около железнодорожного вокзала. Вернее — бывшего вокзала. Теперь здесь работал музей железнодорожного транспорта. Впрочем, некоторые пригородные поезда все-таки прибывали сюда. Наверное, заходить все же не стоит — ведь он тогда не успеет посмотреть что-нибудь другое… Может, у него вообще каких-нибудь полчаса осталось… Но мальчишка, живущий внутри Алексея, так рвался посмотреть, что же это за музей такой. Ведь наверняка до жути интересно! Ладно, пускай он даже не увидит, что делается в центре и на той же Трассе Здоровья, но не посмотреть такой интересный музей — нет, ни за что!

Спустя два часа, не досмотрев экспозиции как следует, он все же заставил себя выйти и отправиться дальше.

Пушкинская и порадовала, и нет. По краю шла «бегущая дорожка», которая несла ленивых пешеходов туда, куда им было нужно. В этом, безусловно, был большой плюс: не каждый может пройти от бывшего вокзала до Дерибасовской или, к примеру, Приморского бульвара пешком, а общественный транспорт, как уже выяснил Алексей, по центру города не ходил — за исключением 9-го троллейбуса, маршрут которого теперь пролегал от Железнодорожного музея до Соборки. А вот явным минусом оказалось то, что на платанах Пушкинской по-прежнему гнездилась масса ворон, одна из которых не преминула оставить на рубашке Алексея свою пометку.

Интересно, почему нельзя было их отпугнуть как-то?! Ультразвуком или еще чем — ведь такие методы существуют давным-давно! С другой стороны — все-таки это своего рода «визитка» Пушкинской, вороны там были всегда — и сколько себя помнил сам Леша, и сколько себя помнили его родители. Может, какой-нибудь далекий предок этой вороны в свое время гадил и на самого Пушкина… Хотя, конечно, во времена Пушкина тут, может, платаны и не росли — и, стало быть, и вороны не водились.

Улица поражала чистотой — все-таки даже если поверить в то, что все одесситы поголовно прониклись идеей, что чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят, все равно — лето, туристов полно…

Уронить, что ли, что-нибудь на землю? Да нет, как-то стыдно мусорить… Впрочем, случай узнать, как же достигается такая чистота, представился довольно скоро: мимо него по бегущей «тротуарной ленте» проехала мамаша, держащая за руку мальчика лет шести. Мальчик доел мороженое и бросил палочку прямо на тротуар. Мамаша не заметила — или сделала соответствующий вид. Леша уже было хотел поднять палочку и опустить ее в урну, благо, те стояли вдоль тротуара буквально через каждые десять метров, но в этот момент мимо его ног что-то прожужжало, и странное устройство, похожее на пылесос на паучьих ножках, длинным манипулятором подцепило палочку и запихнуло в свою «пасть». После чего побежало вдоль тротуара, обследуя урны на предмет заполненности.

Леша достал смартфон. Это нужно обязательно снять на видео! Иначе Стас ему попросту не поверит. Хотя — почему не поверит? Он же должен увидеть то же самое! Но он не удержался и все-таки сфотографировал «паукопылесос». Так, для себя. Чтобы потом не сомневаться, что ему все это не приснилось.

Соборная площадь, Дерибасовская, Горсад, Садовая — Леша бродил туда-сюда и не мог наглядеться. Город выглядел словно сошедшим с открытки начала XIX века. Мостовая чистая, словно вымытая шампунем. Дома — в прекрасном состоянии, как будто только что построены. Особенно порадовал дом Руссова — отреставрированный, тоже как будто совсем новый. А может, и новый. Но — точно такой же, каким он был первоначально. И аптека Гаевского на месте! Алексей не удержался, зашел. Прохладно, тихо.

Его удивили несколько странных устройств, слегка напоминающих автоматы по продаже газировки. Какая-то женщина подошла к такому автомату и, глядя на бумажку, начала вводить названия. Потом сунула в прорезь кредитку, и через несколько секунд вынула в приемнике кучу лекарств, упаковала их в бумажный пакет, который выехал из еще одной прорези, и ушла.

Впрочем, некоторых покупателей обслуживали и живые и даже вполне себе симпатичные провизорши. К одной из них, обладательнице очень красивых бровей и длинных ресниц, Алексей и обратился:

— Я смотрю, у вас тут не все автоматизировано…

Девушка вздернула вверх брови:

— Ну, что вы! Ведь если рецепт от руки написан, некоторые пациенты просто не могут прочесть название лекарств!

— А что, кто-то из врачей еще пишет от руки?

Девушка улыбнулась:

— Ну, конечно! Бывает и такое, хотя в последнее время, конечно, редко. Но некоторым покупателям просто хочется поговорить, посоветоваться, узнать, то ли им врач прописал, или не то. Особенно пожилым! Да некоторые и приходят не за лекарствами, а чтобы пообщаться.

В этот момент к девушке обратился весьма бодрый дедуля, и Алексей отошел в сторону. Кто бы это ни придумал — он молодец! Ведь пожилые люди нуждаются в общении, возможно, больше, чем в лечении.

— Молодой человек, я вижу, вы не местный? — Дедуля, обратившийся к «его» аптекарше, догнал Алексея на улице.

Алексей кивнул. Местным спустя четыре десятка лет и в самом деле трудно себя считать.

— Ну, и как вам наш город?

— Очень красиво, — искренне отозвался Леша. — Хотя я, конечно, мало успел посмотреть.

Бодрый дедушка уже вознамерился задать какой-то вопрос, и Леша вдруг испугался. А вдруг спросит, из какого города Алексей приехал? А потом другие вопросы задавать начнет, а что отвечать, если с современными реалиями Леша совсем не знаком?

— Вы не подскажете, что еще обязательно стоит посмотреть в Одессе? А то у меня времени совсем мало. Сегодня вечером уезжать буду…

— А что вы успели?

— Только центр и Железнодорожный музей.

— Если бы я был в вашем возрасте, непременно отправился бы на море.

— Ну, на море я могу и в другом городе сходить…

Дедушка покачал головой:

— Молодой человек, такого моря больше нигде нету! Но если вы не хотите на море — съездите на Балковскую, там в Дюковском парке дача-музей Ришелье. Ее обязательно надо посмотреть!

— Спасибо. А как мне туда попасть?

— Вот по этой улице идите до Нового базара. А там монорельсом доберетесь за какие-нибудь пять минут.

Алексей поблагодарил старика и отправился по Садовой к рынку, который уже много-много лет назывался Новым.

Монорельс и в самом деле доставил его к Дюковскому меньше чем за пять минут. Леша хорошо знал Дюковский — в свое время неподалеку располагался офис компании, в которой он работал, и в обеденный перерыв он не ленился отправиться в парк. И, надо сказать, Дюковский производил на Алексея удручающее зрелище. Заброшенное кафе, неухоженные аллейки… Правда, в последние несколько лет он в парке не бывал, только проезжал мимо, но желания зайти как-то и не возникало. А сейчас здесь был настоящий сад, в глубине которого прятался дом, увенчанный герцогской короной. Дом Ришелье. Вернее — дом-музей. Леше вспомнилось, что в свое время герцог, уезжая домой во Францию, передал в подарок городу свою дачу с условием, чтобы «был сохранен в неприкосновенности и содержим в исправности домик герцога». И, конечно, «в исправности» его не сберегли. Хотя переоценить то, что сделал Ришелье для Одессы, невозможно: именно при нем город стал настоящей «южной Пальмирой», а до этого был «пристанищем жуликов», как выразился кто-то из иностранцев, посетивших Одессу до того, как Арман-Эмманюэль был назначен градоначальником…

Ореховые аллеи, абрикосовые аллеи и, конечно, акации — ведь именно при Ришелье сюда завезли это дерево, чтобы сберечь овраги от оползней. А ведь в 2016 году разрабатывался проект возведения здесь гостиницы! Нет, хорошая гостиница — это, конечно, замечательно, но для нее место можно найти где угодно, а Ришелье заслужил, чтобы то, что он подарил родному городу, как-то попытались восстановить.

Гуляющая в парке многодетная мамочка на вопрос Алексея, что еще стоит посмотреть в городе, порекомендовала отправиться в Нерубайское — там построили огромный детский комплекс, «почти как Диснейленд!». Но, поразмыслив, Леша от этой идеи отказался. «Почти Диснейленд» нужно посещать с детьми, да и времени уже прошло достаточно. В любой момент его могут вернуть назад, а не посмотреть на море — все равно, что не побывать в Одессе будущего вообще.

Он решил добраться до парка Шевченко и пройтись пешком до Аркадии, если получится. А то мало ли — вдруг и в самом деле все застроили, как неоднократно предсказывал Стас? Да нет, не может быть! Все, что ему удалось увидеть до сих пор, красноречиво свидетельствовало о том, что одесситы научились очень бережно относиться к своему городу. Но все-таки — не может же все быть хорошо? То есть в это верится, но… некоторые опасения все же есть.

Леша вздохнул и решительно направился в сторону центра. Сперва он посмотрит на порт с Колоннады, а потом пойдет в парк Шевченко. Если уж представилась такая возможность, он должен увидеть все по максимуму.

Нет, это реально было бы нелепо — не искупаться, когда есть такая возможность. Он купил плавки в одном из магазинчиков на Трассе Здоровья — небольшом и очень уютном. Покупателей в магазинчике хватало — как видно, не один Леша оказался в этот день у моря без «купальных принадлежностей». Кстати, выбор в крохотном магазинчике оказался очень неплохим — по крайней мере, по мнению двух весьма симпатичных девиц, выбиравших себе купальники. Леша залюбовался точеными фигурками, потом вдруг вспомнил, какой сейчас год на дворе, представил, что одна из девиц вполне может оказаться его правнучкой, и, ужаснувшись этой мысли, быстро магазин покинул. Переоделся в уютной кабинке, сдал вещи в камеру хранения и с разбега плюхнулся в пахнущую водорослями воду.

Спустя два часа, болтаясь как поплавок в теплых ласковых волнах, Алексей ощущал себя абсолютно счастливым и думал о том, что ему сегодня удалось увидеть. Трасса Здоровья не разочаровала. Множество роллеров, велосипедистов — молодежь ведет активный образ жизни, это хорошо. Площадок, на которых установлены турники, стало больше, и там появились разные тренажеры — класс! Зелени — не меньше, и вся она выглядит ухоженной. Фонтанчики, статуи, прячущиеся в зелени — все это… гм… Когда-то, давным-давно, в КВН-е какая-то команда «прикалывалась» над одесситами: «Что производят харьковчане? Самолеты. А что производят одесситы? Хорошее впечатление!». Вот и все увиденное Лешей здесь производило хорошее впечатление. Сразу было ясно, что вся инфраструктура побережья проектировалось как единый комплекс людьми с хорошим вкусом. Всего было «в самый раз»: и магазинов, и кафешек — не мало и не много. А главное — туалеты и душевые! Их тоже хватало! Сам Леша после моря не любил принимать душ — ему нравилось ощущение высыхающей на коже соли, — но многие из его друзей любили. Тот же Стас, к примеру. Да, вот он, критерий — даже Стасу тут понравилось бы, и он вряд ли нашел, к чему придраться.

Так, хватит булькаться! Целый день прошел, может, с минуты на минуту его «вернут» назад — и он попадет в кафе, из которого отправился в путешествие в будущее, без штанов. Некрасиво как-то!

Леша выбрался из воды, с удовольствием вытерся купленным махровым полотенцем и понял, что он хочет есть. Впрочем — кто же после моря не хочет! Именно поэтому и хорошо, что здесь кафе работают: поел — и бегом снова купаться! Эх, надо и ему перекусить! Может, за почти полвека какие-нибудь новые блюда изобрели. Было бы классно попробовать что-нибудь этакое…

Алексей открыл портмоне. Кредитки, которой он везде расплачивался, там не было, и он сразу догадался: все. Его визит в Одессу 2056 года подошел к концу. Поэтому когда почва под ногами покачнулась, а перед глазами все закружилось в разноцветной круговерти, он не испугался. Через пару секунд вращающийся перед его глазами калейдоскоп исчез, и Алексей понял, что находится уже не в будущем, а в настоящем. В том самом кафе. И напротив сидит тот самый Стас, который, видать, тоже побывал в будущем. Но — чем-то недоволен. Впрочем, он всегда чем-то недоволен. Ну и ладно. Стаса он послушает потом, а пока расскажет то, что удалось увидеть ему.

Часть 4. Будущего пока нет

— Слушай, я такое видел! — Леша прямо светился. — Оказалось, что все гораздо лучше, чем я мог себе представить! Вот послушай!

Леше даже не пришло в голову, что, возможно, Стас видел все то же самое, что и он — эмоции переполняли, и ему нужно было срочно выговориться.

— …Представляешь? Сплошная зелень! Я потом поинтересовался специально — в каждом таком комплексе маленький садик и начальная школа! Очень удобно! Мою Ляльку бы в такой садик! А то я ее каждое утро в полседьмого бужу, чтобы в садик оттарабанить!…

…Представляешь? Вокзал вынесли за город. Оттуда транспорт удобный ходит! А старый вокзал отреставрировали, он, оказывается, очень красивый! Я никогда не замечал раньше. Представляешь, там железнодорожный музей сделали!…

…Воронцовский отреставрировали. Не знаю, какие источники информации использовали, но — классно получилось! Я когда-то давненько в Воронцовском в Крыму бывал, так вот — у нас лучше вышло! Экскурсии водят. В кабинете — восковая фигура графа, сидит, газету читает… Пушкину там целая экспозиция посвящена…

…Знаешь, что произвело на меня самое потрясающее впечатление? Пожалуй, дача Ришелье! Ты ж помнишь Балковскую и парк этот несчастный? Дюковский? Пруд — то вонял, то пересыхал… А сейчас — лебеди и утки плавают, чистенько так. Восстановили вроде как по рисункам строение, тоже музей сделали. Говорят, французы много материалов прислали. Ведь он после того, как из Одессы уехал, министром во Франции был. Вернее, премьер-министром. Вообще, потрясающий дядька был! Экскурсовод так интересно рассказывал, я многое из этого и не знал даже!..

…А, и конюшни в Воронцовском тоже восстановили. А хореографическое училище перенесли, теперь оно в специальном здании. Насколько я понял — где-то неподалеку, на Торговой, что ли… Здание новое построили. В старинном стиле, правда, чтобы вписывалось в общую картину. Ну, так мне сказали. Я сам не видел, хотя до Торговой пешком дошел…

…Летающая полиция! На маленьких таких штуковинах! Как машинка небольшая! Тебе бы понравилось. И в экипаже — один парамедик, то есть скорую вызывать дополнительно не надо…

…А мост! Мост построили, не понял только, откуда, то ли от Чабанки, то ли от Южного. Видеть — видел, а спросить забыл. Красивый! Наверняка разгрузил трассу хорошо! Ты же помнишь, в каком состоянии они были — и Старониколаевская, и Новониколаевская! Кстати, интересно, вдоль этих сел монорельс сделали или нет? Как-то забыл поинтересоваться. Так мало времени было…

…Ой, самое главное-то забыл! Я же прошелся по всей Трассе Здоровья!

— Застроили, — мрачно буркнул Стас, впервые сумев вставить хоть слово в восторженную речь друга.

— Что — застроили? — удивился Алексей. — Ну, да, облагородили немного. Скамеек много, с тентами все — пенсионеры довольны. Кафешек много, но, ты знаешь, никто не протестует — все так чистенько, цивильно… И потом — ты ж знаешь, после моря всегда есть хочется… Слушай, а ты сам? Что, так и не попал? Ты ж вроде тоже согласился?

Стас вздохнул и начал свою историю. По мере его рассказа лицо Алексея все вытягивалось и вытягивалось, а брови, казалось, собрались переехать под линию роста волос.

— Слушай, а как так могло получиться? — спросил он, когда Стас завершил свой рассказ. — Мы как будто в разных городах побывали… То есть получается, что и в самом деле в разных! Но ведь каждый из нас должен был оказаться в Одессе спустя сорок лет?

— Дело в том, что будущего просто еще нет, — рыжая официантка бесшумно возникла около их столика и поставила еще два бокала с пивом. — Оно такое, каким мы его создаем. Каждым своим поступком. Ежесекундно.

Друзья посмотрели друг на друга, на несколько секунд зависла пауза. А потом выяснилось, что рыжей официантки около их столика уже нет.

Смущенный Леша почесал в затылке. Стало быть, он прав, когда… когда не может пройти мимо какой-то несправедливости, когда отстаивает свою позицию. Стало быть, неравнодушные люди все-таки могут повлиять… в общем-то — на все. На весь ход событий. То есть он и так в этом не сомневался, но все-таки получить подтверждение того, что ты прав, всегда приятно.

Стас молчал, не поднимая глаз, крутил в пальцах зажигалку. Понял ли он? Или, возможно, посчитал, что это какой-то розыгрыш со стороны старого друга, который он организовал «в воспитательных целях», чтобы изменить мировоззрение своего приятеля? С него станется — Стас способен внушить самому себе все что угодно…

Алексей обеспокоенно посмотрел на друга.

— Вы что-то еще желаете? — к столику подошел официант. Молодой парень.

— А девушка… Рыженькая такая, нас только что обслуживала… Ее можно позвать?

Парень удивленно вздернул брови.

— Рыженькая? У нас тут никого рыжего нету. Ни в нашей смене, ни в других. Была Марина, но она месяца четыре как уволилась. А что, вас что-то не устраивает в обслуживании?

— Все нас устраивает, — вмешался Леша. — Спасибо большое! Все в порядке! Посчитайте нас, пожалуйста.

Парень кивнул.

— Не работает. И никогда не работала, — медленно повторил Стас. Кажется, он был в ступоре.

В принесенном чеке последние два бокала, которые они выпили после возвращения из «путешествия», учтены не были. Леша подозвал официанта:

— По-моему, мы выпили на два бокала больше.

— Нет-нет! — парень замотал головой. — Все точно! Не сомневайтесь!

Они расплатились и молча вышли. Леша машинально взглянул на случайно захваченный из кафе чек.

«Будущего ПОКА не существует», — было написано сверху. Пока он смотрел, яркая надпись начала бледнеть, словно выцветать, и через несколько секунд от нее не осталось и следа.

Самое читаемое

To Top
Download Premium Magento Themes Free | download premium wordpress themes free | giay nam dep | giay luoi nam | giay nam cong so | giay cao got nu | giay the thao nu